Газета.Ru







Мы победили




Это была самая настоящая стартовая игра. Слава Богу, что в поединке нервов, который продолжался ровно до первой ошибки, ее допустили не мы. Ничья была б справедливее, на самом деле. Ладно. Мы победили. На чужом поле. Это значит, что жизнь не так уж плоха.


    Слава Богу, что в игре, которая шла до ошибки, ошибку допустили не мы. Слава Богу, что в этом неприятном матче, где у сборной России пристойно выглядели разве что Мостовой, Нигматуллин да половина Карпина, Романцев, повинуясь то ли странной фантазии, то ли что-то позабыв, не заменил инертнейшего Бесчастных, который использовал свой всегдашний фарт. Всё это по большому счёту такой же счастливый случай, как и то, что матч в конце концов впрямую посмотрели по совместному каналу не только жители всей России, но и Москва, и москвичи, и областные жители.
       Это была стартовая игра. В ней преобладала толкотня, и даже не беготня, а именно суета. Спокойствие проглядывало разве что в действиях Хлестова, который с непроницаемым лицом отправлял мяч за мячом в ноги, головы, тела соперников. Кажется, перед матчем нервничал даже Романцев - очевидно, выбор стартового сочетания оказался для него сложнейшей задачей. Не думаю, что подобное решение принималось загодя. Большая часть футболистов была готова к матчу с оговорками: Гусев вышел на непривычный край, да ещё и впервые играл за сборную в официальном матче, Хлестов в Бешикташе ни разу не провёл 90 минут, Титов после травмы, Чугайнов и Онопко, кажется, всю первую половину разбирались, кто же из них либеро, а Дроздов привыкал к левому краю (почему левому?); наконец, у Бесчастных пока ещё не начался сезон. Каждая причина порознь не кажется такой ж существенной, но все вместе они производят гнетущее впечатление - семеро из одиннадцати как-никак. Вполне возможно, что, будь они сыгранным, сплочённым сочетанием, плюсы затмили бы минусы; но сейчас, вспоминая игру во всей её несуразности, кажется, что Романцев пустился на рискованный эксперимент. Особенно если учесть, что со всех точек зрения в его распоряжении были более дееспособные на данный момент игроки.  О Хлестове было сказано выше; за спиной Дроздова, куда по диагонали направлялись мячи на прорыв крашеному Рею, моменты вырастали обильно, как шампиньоны под дождём. Прав оказался тренер швейцарцев, когда в качестве слабых российских мест отмечал фланги!
       Но и у швейцарцев игра не складывалась. Мы, конечно, не знаем в тонкостях их возможностей, вариантов игры, и прочее, и прочее; но вот то, как повис в центре поля Сфорца и болтался там, как незабудка в проруби, свидетельствует о плохой организации игры. Выделялись только два человека: ливерпульская скала Аншо и вратарь Пасколо. Говорите, он у них не первый?
       Второй тайм и произведённые замены не усилили игру. О чём это говорит? Все проблемы нашей сборной сегодня - в коллективной игре. Мы видели достаточную самоотдачу, мы убедились в том, что каждый игрок в отдельности в общем-то неплох, но вот процент брака, командная скорость, а также такой субъективный показатель, как уровень взаимопонимания, оставлял желать много, много... Много чего оставлял желать. Вот именно сквозь такую призму и предлагается рассматривать, в частности, замены. Исправить, наладить игру по ходу такого матча во всей его нервической красе просто невозможно. А можно только выпустить тех, кто способен, как это и бывает в таких матчах, сделать результат, а именно: взять игру на себя, случайно подвернуться под мяч, сделать решающую передачу... Думаю, что именно за этим выходил на поле Панов; что же касается замены Гусева на Аленичева, то здесь примешалось и то обстоятельство, что Ролан совершенно не вписался в игру. То не его вина; дебютант не должен искать себя на поле, его должны находить и выводить в прорывы опытные партнёры.
       А с этой ролью справиться мог только Мостовой. Быстро оценив потенциал Титова в этот момент вечности, Мостовой забросил явно закладывавшуюся в игровую схему смену мест с Егором и попробовал заняться привычным делом - старомодным распасом. Спустя некоторое время Мостовой выделялся на поле, как комод в стиле ретро среди школьных стеллажей: не очень подвижный, но в этой неподвижности изящный, он сделал два гениальных паса. Один, скрытый, проигнорировал Карпин, недопоняв партнёра; другой как нечего делать запорол медлительный Бесчастных. Второй тайм ещё более выпукло показал конструктивный гений Мостового: за передачу, которой он вывел на ворота Карпина (крестовина!!), нужно платить миллионы, а пас Бесчастных, после которого он, выскочив один в один, сделал самое трудное - не забил, — это уже как автограф художника в уголке холста: маленький, незаметный, но только его собственный и больше ничей.
       А забили наши после комбинации, у которой были все шансы погибнуть: Бесчастных отпасовал Карпину в край весьма неудобно, тот еле догнал, а догнавши, послал на линию вратарской. Швейцарский защитник проспал момент, и из-за спины у него нарисовался фартовый Бес. Удар был хорош – вратарь Пасколо ни в один из прожитых 34-х лет такой не взял бы...
       Ничья была б справедливее, на самом деле. Но высшая логика таких нервных стартовых матчей в том, что они идут до ошибки. Наш опыт, наше мастерство оказались чуть выше. Нигматуллин опроверг наконец стереотип, — как-то привыклось, что он делает фантастические сэйвы в матчах, когда команда проигрывает. Ну, и Рей в концовке в пустые ворота забыл ударить...
       Ладно. Мы победили. На чужом поле. Это значит, что жизнь не так уж плоха - а значит, можно подождать, пока то же самое можно будет сказать о качестве игры.

Василий Уткин , 13:22, 05 сентябpя




 обсудить в чате 

 обсудить в форуме 




...














Rambler's Top 100 SpyLog Top List Counter Aport RankeR
Reklama.Ru. The Banner Network.



Четверг, 31 Августа, Московское время: 11:27. Подписано в печать: 11:10
© "Газета.Ru". При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Газету.Ru" обязательна.
пишите нам: info@gazeta.ru   реклама: sales@gazeta.ru